amnuel (amnuel) wrote,
amnuel
amnuel

Category:

"Астровитянка"

Авторов, пишущих в наши дни научную фантастику, очень немного. Собственно, пересчитать их можно по пальцам одной руки, и потому каждая НФ книга становится заметным явлением. Точнее, широко известным в узком кругу, поскольку, как утверждают издатели, круг любителей (и покупателей) НФ литературы становится меньше с каждым годом.
Об «Астровитянке» и «Теории катастроф» Ник. Горькавого говорят уже несколько месяцев, и, в целом, очень позитивно. Нужно подчеркнуть, что книги эти – не просто научная фантастика, что редкость, но фантастика для юношества, что редкость вдвойне – да что там редкость: эти книги попросту уникальны, ведь других НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИХ книг для ЮНОШЕСТВА сегодня нет.
Прежде чем взяться за «Астровитянку», я успел прочитать немало рецензий и отзывов и понял, во всяком случае, что читать нужно, находясь в «измененном состоянии сознания», то есть – глазами читателя лет шестнадцати-восемнадцати. Я попытался так и сделать, но, видимо, не очень преуспел, судя по сложившемуся впечатлению.

Впечатление же оказалось таким, что я с трудом заставил себя дочитать «Астровитянку» до конца, а к «Теории катастроф» так и не приступил. Повторюсь: говорю о своем личном мнении, которое, впрочем, попытаюсь обосновать.
Первое: мне показалось, что роман (речь идет только об «Астровитянке») плохо написан. Прямая речь героев не отличается своеобразием, да это еще и ладно: немногим удается в первом же романе заставить каждого персонажа говорить одному ему свойственной речью. Но хотя бы речь ребенка должна отличаться от речи взрослого? Словарный запас? Лексикон? Никки же разговаривает, как профессор, а профессор, кстати, довольно часто излагает свои мысли, как тинейджер на вечеринке (может, в этом и проявляется своеобразие прямой речи персонажа?).
Второе: мне не симпатична главная героиня, что, конечно, наложило отпечаток на общее восприятие. Опять же, я не тинейджер и не исключаю, что молодому читателю нравятся девочки, у которых «каждый волосок густой шевелюры совершенно прозрачен». Представьте себе такую девочку. Я представил. Медуза Горгона, наверно, выглядела бы симпатичнее. Но это ведь мое личное впечатление...
Третье: мне представляется совершенно недостоверным изображение «школы Эйнштейна». Я представляю себе современную физико-математическую школу и сравниваю ее с этой школой далекого будущего. Сравнение не в пользу будущего, к сожалению.
Рассказывая что-то ученикам, преподаватель (ученый с мировым именем) говорит:
«Всем бездарям понятны мои мысли?»
«Кто ещё не усвоил, бездельники?»
Могу себе представить такого учителя в современной физматшколе...
Зато и героиня не отстает:
«Ты не представляешь, - говорит она другу, - какими дураками могут быть учёные».
А вот пример научного обсуждения – профессор разговаривает с учениками школы Эйнштейна:
«– У них есть долгоработающий двигатель! – презрительно бросил в ответ Дермюррей и снова повернулся к Никки.
Та спросила:
– А что вы скажете, сэр, про облако из мелких спутников, вернее, из захваченных астероидов, которые кружатся вокруг каждой планеты гиганта – Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна, а раньше, в эпоху обилия астероидов, очевидно, существовали и вокруг Земли?
– Ха! Сейчас вы захотите создать Луну из такого чахлого облака? – Профессор саркастически засмеялся. – У вас не хватит вещества даже на спутник в сто раз меньший, чем Луна! Видно, что вы цепляетесь за каждую соломинку, не желая признавать свою неправоту и безграмотность в азах серьёзной науки.
– Я, безусловно, не очень сведущий в науке человек, – покладисто согласилась Никки, – и хочу спросить у вас, сэр, как у эксперта: рассматривалось ли взаимодействие материи, выброшенной миллионами астероидов с поверхности Земли, с уже существующим разреженным спутниковым облаком? Каждый из этих двух механизмов не может образовать Луну, но если рассмотреть их вместе, то ситуация может измениться!
– Умные люди не тратят время на высосанные из пальца задачи, – пожал плечами профессор. – Дурацких вопросов больше, чем мудрецов…»
Цитата длинная, но я хочу, чтобы вы представили себе стиль обсуждения.
И представьте теперь, с каким восторгом читают этот текст тинейджеры, для которых пишет автор. Одна из задач «Астровитянки» - пропагандировать науку? Будучи тинейджером, я бы решил, что науку делают дураки, и дети в лице Никки легко их могут переплюнуть. Типичное рассуждение троечника, для которого все учителя – болваны, не знающие, о чем говорят. Нужна ли науке такая пропаганда?
Четвертое: в «Астровитянке» отсутствуют новые НФ идеи. Этот пункт требует большей детализации, поскольку на мое замечание об отсутствии у автора собственных идей в одном из обсуждения в ЖЖ мне ответили: как же нет, почитайте внимательно. А идея Вселенной переменной массы? А идея о строении колец Сатурна?
Верно. Есть в «Астровитянке» такие идеи, выдвинутые, естественно, не учеными, а героиней романа (ученые ж дураки, они толком и «классических» теорий защитить не могут, где им новые идеи выдвигать?). На страницах научного журнала (может, даже самого «Nature») эти идеи было бы интересно обсудить (разумеется, не в том разухабистом стиле, как это происходит в «Астровитянке»). Но мы-то читаем не статью в научном журнале, а научно-фантастический роман, и идеи здесь, соответственно, предполагаются НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЕ.
Ну и хорошо, скажет мне тот же оппонент, идея последовательного столкновения черных дыр при коллапсе Вселенной с переходом всей массы в гравитационное излучение не только строго научная, но и фантастичная, разве нет?
Тоже согласен. Идея фантастична настолько, что в научном журнале статью с анализом такой гипотезы, возможно, и не опубликовали бы. Но становится ли такая идея идеей научно-фантастического литературного произведения?
На мой взгляд – не становится, поскольку влияние этой (и некоторых других достаточно нетривиальных научных идей автора) идеи на сюжет романа, на его персонажей, на художественную ткань тождественно равно нулю.
Есть, на мой взгляд, разница между идеей научной и научно-фантастической. Для изложения научной идеи не нужна художественность (скорее даже противопоказана, поскольку уводит читателя от обсуждения сути), научно-фантастической идеи без ее художественного воплощения попросту не существует. НФ идея воплощается не в формальном ее упоминании, а в том, как она влияет на судьбу персонажей, на их характер, на сюжет, художественную ткань и всякие такие тонкие литературные материи.
Если никак (как в «Астровитянке»), то не нужно говорить о том, что в романе присутствуют новые идеи автора. Формальное упоминание не есть литературное присутствие.
Что же, возразит оппонент, разве ученый не имеет права высказать на страницах именно литературного произведения, а не научного журнала, свои новые научные идеи? Имеет, безусловно! И именно такие идеи, какие он не мог бы доверить сугубо научной статье. За примерами не нужно далеко ходить. И. Ефремов в рассказе «Алмазная труба» предложил сугубо научную идею о существовании алмазов в Якутии. Идея оказалась верной. На этой идее (не в пример «Астровитянке») держится сюжет рассказа – без этой идеи рассказа попросту не было бы.
В. Обручев свою идею существования в Арктике затерянных островов описал в романе «Земля Санникова». Опять же – сугубо научная идея с художественным фантастическим воплощением. Без идеи затерянных арктических островов роман не состоялся бы.
Г. Альтов свою сугубо техническую идею о принципах безмоторного движения на гребне волны цунами воплотил в рассказе «Создан для бури». Сюжет рассказа этой идеей определяется, будь в рассказе другая идея, это был бы совершенно другой рассказ.
Надеюсь, моя мысль понятна – идею (интересную и вполне оригинальную) множественных столкновений черных дыр можно легко заменить любой другой, взятой из арсенала современной космологии (обруганной героиней), и в романе от такой перестановки не изменится ровно ничего.
Более того, из сказанного следует моя пятая претензия к «Астровитянке». Если автор хотел в своем романе популяризировать для молодежи современные научные идеи, то включением в текст своих гипотез он оказал читателю медвежью услугу и действовал против собственной же концепции.
Допустим, что на самом деле цель «Астровитянки» - популяризация науки в молодежной среде. Замечательная цель, никаких возражений быть не может. Однако тогда возникают два противоречия. Первое – литературное. Действие романа происходит через два века после нашего времени. За два века наука уйдет очень далеко вперед, современные знания устареют. Автор это прекрасно понимает, и для устранения противоречия вводит не очень правдоподобное (я бы сказал – очень неправдоподобное) допущение о том, что за двести лет наука с места практически не сдвинется, кризис случится или какие-то внешние обстоятельства помешают, и в двадцать третьем веке ученые все еще будут возиться с теми же задачами, с которыми возятся сегодня. (Впрочем, может, в этом и заключается новая НФ идея автора?) В такое очень трудно поверить, в результате страдает достоверность изображаемого общества.
Второе противоречие: следствие того, что автор рассказывает не только об уже известных науке проблемах, но излагает и собственные гипотезы. Если цель романа – популяризация науки, то как молодой читатель сможет отличить, где в тексте установленные наукой факты (популяризация), а где авторские идеи и гипотезы, никак пока не подтвержденные, а, возможно, и вовсе ошибочные?
В статье (да и в литературном произведении это можно сделать) автор обычно показывает: вот установленные научные положения, вот неподтвержденные пока гипотезы, вот фантазии. И читатель понимает, что к чему.
В пример хочу привести произведения А. Первушина, написанные именно в поджанре научно-популяризаторской фантастики. Единственное фантастическое предположение автора: действие его произведений происходит в альтернативном мире, где удалось воплотить в жизнь реальные, но в нашем мире не осуществленные космические проекты. Читатель это быстро понимает, а вот описание космических разработок и систем дается со скрупулезной точностью и вниманием к деталям (реальным деталям реальных проектов!). При этом, кстати, именно описанные А. Первушиным космические аппараты являются «двигателями сюжета».
Резюмирую: замечательно, что появился новый автор, пишущий в очень непопулярном нынче поджанре научной фантастики, да еще для юношества. Но признать «Астровитянку» удачей не могу.

P.S. В романе профессор-космолог, не сумевший противостоять напору Никки, носит фамилию Гутт. Одним из авторов современной инфляционной теории образования Вселенной является Алан Гут. Возможно, изображая в романе профессора невеждой, не способным воспринимать новые идеи, Ник. Горькавый сводил какие-то личные счеты с реальным А. Гутом? Не хотелось бы так думать, но совпадение фамилий все же о чем-то говорит...
Subscribe

  • (no subject)

    На канале YouTube опубликован тридцать первый выпуск программы "Наука и научная фантастика". Туманность Андромеды Когда говорят о туманности…

  • Наука и научная фантастика

    Вот уж несколько месяцев веду на YouTube канал «Наука и научная фантастика». Приглашаю посмотреть, подписаться, ставить лайки, комментировать,…

  • (no subject)

    На канале YouTube опубликован тридцатый выпуск программы "Наука и научная фантастика" Энтузиасты, вперед! Именно сейчас, в декабре, происходят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments

  • (no subject)

    На канале YouTube опубликован тридцать первый выпуск программы "Наука и научная фантастика". Туманность Андромеды Когда говорят о туманности…

  • Наука и научная фантастика

    Вот уж несколько месяцев веду на YouTube канал «Наука и научная фантастика». Приглашаю посмотреть, подписаться, ставить лайки, комментировать,…

  • (no subject)

    На канале YouTube опубликован тридцатый выпуск программы "Наука и научная фантастика" Энтузиасты, вперед! Именно сейчас, в декабре, происходят…